Особенности речевой агрессии

 

ОСОБЕННОСТИ РЕЧЕВОЙ АГРЕССИИ

(Исследовательская работа выполнена в рамках Инновационной образовательной Программы Национального проекта «Образование»)

 

Глебов В.В., Родионова О.М.

РУДН, г. Москва, РФ vg44@rambler.ru

 

         Проблема агрессии давно и активно исследуется в социологии, политологии и особенно в психологии. В психолингвистике изучение агрессии как явления речевой коммуникации началось сравнительно недавно.  

         В связи с этим одной из центральных в психолингвистических исследованиях становится проблема оптимизации речевого общения. Изучение данной проблемы подразумевает анализ не только позитивной коммуникации (стратегий благожелательности, толерантности и т.д.), но и негативной. К такой негативной коммуникации относится речевая агрессия. В современной лингвистике словосочетания речевая (вербальная, коммуникативная) агрессия, язык вражды, словесный экстремизм, стали почти терминологическими (Гудкова, 2005).

          Исходя из этого целью нашего исследования стал анализ речевой агрессии в свете коммуникативно-дискурсивного подхода на базе на материалах современного публичного дискурса.

         Гипотеза исследования составило следующее предположение: речевая агрессия - конфликтное речевое поведение, в основе которого лежит установка на негативное воздействие на адресата. Речевая агрессия может проявляться в рамках любого типа общения (межличностного, группового, массового) и любого дискурса, независимо от его временных и национальных факторов.

         Методологической основой исследования послужили метод прагматического анализа (исследование целей, коммуникативных действий, особенностей речевого общения участников коммуникации в условиях той иной коммуникативной ситуации), метод дискурс-анализа, метод когнитивного анализа, методы риторического и стилистического анализа.

         В рамках данного исследования речевая агрессия рассматривается как тип речевого поведения, который может осуществляться в рамках любого дискурса, независимо от его временных и национальных параметров.

         С точки зрения коммуникативного взаимодействия, речевая агрессия - это установка адресанта на антидиалог в широком смысле слова. Данный тип речевого поведения характеризуется двойной позицией. С одной стороны, это сознательная ориентация адресанта на субъектно-объектный тип отношений (прагматический вектор), который может быть выражен как через содержание высказывания, так  и через деструктивные формы речевого поведения. С другой стороны, в агрессивном общении, независимо от типа коммуникации, обязательно присутствует выражение негативного отношения либо к адресату, либо к предмету речи (аффективный вектор).  

В межличностной коммуникации «право на речь» каждого из коммуникантов определяется характером дискурса и конкретной речевой ситуацией. Если приоритетное «право на речь» одного из коммуникантов не предусмотрено условиями речевой ситуацией и,  не признается другими участниками коммуникации то в этом случае речь идет о вторжении в речевое пространство адресата, т.е. о речевой агрессии. Нарушение речевого паритета может проявляться, во-первых, как намеренный захват вербальной инициативы, во-вторых, как пренебрежительное отношение к содержательной стороне высказываний речевого партнера (Воронцова, 2006).

         При бытовом общении на выполнение этой задачи направлены, например, инвективные (бранные, ругательные) номинации адресата (придурок, дебил, урод и т.д.). Целевая установка такой коммуникации - создание коммуникативной вертикали между коммуникантами либо к прекращению коммуникации или превращению ее в монологическое   общение. С психологической точки зрения цель агрессивного речевого поведения в межличностной коммуникации - это желание оскорбить, унизить речевого партнера.

         Если рассматривать публичный речевой дискурс, то здесь крайние формы проявления речевой агрессии не могут быть эффективно использованы. Публичный диалог на телевидении представляет собой одну из форм институционального общения и здесь речевая агрессия представлена в иных формах речевого поведения исходя из взаимоотношений участников публичной коммуникации (Воронцова, 2006):

         а) участники коммуникации объективно равны по социальному и образовательному статусу;

         б) дискурсные конвенции предполагают «сбалансированность» дискуссии (равноправное участие всех коммуникантов);

         в) рамки предписанного речевого поведения значительно жестче, чем в бытовой или деловой межличностной коммуникации (соблюдение в определенной степени этики общения);

         г) речевые и языковые параметры определены характером дискурса (соответствие литературной норме в широком смысле, понятность массовой аудитории и т.д.);

         д) ход коммуникации регулируется не самими коммуникантами, а организатором дискурса (ведущим).

         Несмотря на то, что условия данного дискурса предполагают последовательную передачу речевых ходов организатором дискуссии (ведущим), стремление захватить речевое пространство, оттеснив оппонента (или оппонентов) с коммуникативной площадки, проявляется в публичном диалоге в самых различных формах и осуществляется самыми различными способами. Здесь можно видеть своего рода перенос прагматических моделей речевого поведения из сферы спонтанного бытового общения в сферу публичной коммуникации (Малькова, 2002).

В публичной коммуникации коммуникативный дисбаланс как результат агрессивного речевого поведения призван обеспечить возможность речевого воздействия на массового адресата. Для достижения коммуникативного дисбаланса в публичном дискурсе есть два пути: во-первых, продекларировать в речи коммуникативную несостоятельность речевого партнера путем прямой или косвенной дискредитации его высказывания; во-вторых, продемонстрировать несостоятельность оппонента, нарушая диалогические конвенции (Малькова, 2002).

         Одним из самых распространенных смысловых способов создания коммуникативного дисбаланса в публичном дискурсе служит эксплицитное  (открытое, явно выраженное) или имплицитное (скрытое, подразумеваемое) указание на профессиональную некомпетентность речевого партнера. Если в публичном диалоге предполагается обсуждение проблемы «на равных», на уровне, понятном массовой аудитории, то «фактор профессионала» может служить основанием для создания асимметричности коммуникации (Солдатова, Шайгерова, 2001).

Часто в публичном диалоге обозначение профессии или должности выполняет информативную функцию только в речевой ситуации представления (или самопредставления) участников.  С точки зрения информативности, включение в высказывание указания на должность говорящего или адресанта оказывается, на первый взгляд излишней. Однако в таких случаях такое избыточное обозначение профессии или должности адресата или адресанта является сигналом асимметричной коммуникации и средством реализации установки адресанта на речевое доминирование.  

Важность суждения акцентируется в данных высказываниях путем дополнительных указаний на сферу профессиональных интересов (я занимаюсь специально психологией). В качестве коммуникативного приема, актуализирующего представление о профессиональной компетентности адресанта, может использоваться апелляция к собственному профессиональному опыту (Я проработал не три года, я проработал тридцать три года)

  При публичном общении асимметрия нередко достигается через кодовый конфликт: через разницу кодов адресант сознательно стремится к тому, чтобы собеседник его не понимал и не мог возразить, такое речевое поведение следует квалифицировать как имплицитное «лишение слова». В качестве языковых средств могут быть использованы профессиональная терминология, жаргон, переход на другой язык, которым владеют не все говорящие. Прямая или косвенная презентация собственной профессиональной компетентности есть не что иное, как стремление перевести обсуждение проблемы на уровень «профессионал - дилетант», где приоритетное право на речь, конечно же, у профессионала.

  «Фактор профессионала» как основа агрессивного речевого поведения нередко реализуется как прямое указание на то, что адресат высказывания не является профессионалом в той или иной области. (У вас не знания, а полная чепуха...). Негативное отношение к профессиональной компетентности адресата может реализовываться через использование в высказывании провокационных вопросов, иронического назидания равному по статусу собеседнику, цитат или аллюзий как отсылок к текстам, не авторитетным для серьезной интеллектуальной дискуссии (рекламе, анекдоту, детской литературе и т.п.):  У вас представление о данном вопросе, как у царя Гороха...

Приемом «игры на понижение» оппонента является намеренно нечеткое, неконкретное определение его профессии или должности. Такая «размытость» профессионального статуса адресата выполняет функцию коммуникативного индикатора его профессиональной некомпетентности: А вы решите для себя, вы военный или политик.... Высказывания, направленные на понижение профессионального статуса оппонента, часто строятся по принципу оценочного контраста: высокая оценка оппонента как профессионала контрастирует с низкой оценкой его позиции (высказывания, суждения): Вы грамотный экономист... а предлагаете ... иллюзорный экономический план.

  Другим способом установки коммуникативного дисбаланса является фактор коммуникативной компетентности. Оценочные характеристики чужого высказывания - это фактически оценка коммуникативной компетентности речевого партнера. Негативная оценка высказываний речевого партнера направлена, во-первых, на захват коммуникативной инициативы, во-вторых, на дискредитацию коммуникативной компетенции оппонента и содержательное  обесценивания его высказываний.  Одним из распространенных способов сведения к нулю предшествующей информации является оценка высказывания оппонента с точки зрения его значимости (не стоит внимания, к делу не относится и т.д.). Коммуникативная некомпетентность речевого партнера может сказана через указание на то, что реплика оппонента не соответствует жанру данного дискурса (это лозунги, это балаган и т.д.); через негативную оценку собственно лингвистических параметров высказывания (сказано неточно, неподходящий термин и т.д.). Предъявляя такого рода «лингвистические» претензии, адресант намеренно игнорирует содержательную сторону высказывания оппонента. Сам факт такой оценки в жанре публичного дискурса, где предусмотрено равноправное общение, нарушает дискурсные конвенции и создает коммуникативный дисбаланс (Сковородников, 1997).

  Еще одной формой речевого дисбаланса является негативная истинностная оценка реплики оппонента. Негативная истинностная оценка предшествующего высказывания может быть дана путем указания на умышленную ложь (Врете! Это обман! Это полная чушь! Не лукавьте! и т.д.), на абсурдность сообщения (полная ахинея, демагогия, и т.д.). Экспрессивность может усиливаться за счет употребления просторечных фразеологизмов (лапшу на уши вешать, мозги компосировать) метафор, указывающих на отношение содержания высказывания к действительности (сказки, страшилки, фантастика и т.д.).

Негативная истинностная оценка высказывания оппонента может быть опосредована обозначением эмоционального состояния самого адресанта. Средством выражения такого состояния чаще всего являются такие глаголы аффективного воздействия, как удивляться, потрясаться, изумляться, соответствующие отглагольные прилагательные, их фразеологические эквиваленты (Я в очередной раз потрясен, с каким азартом наше общество поддерживает демагогию...).

  Одним из распространенных способов имплицитного выражения негативного отношения к речевому партнеру является «обезличивание оппонента». Например,  адресант не использует для номинации оппонента имя собственное (фамилию или имя и отчество). В публичном дискурсе такие номинации могут быть различными: 1) обозначение по половому признаку (дама, женщина): Я хотел сказать вот этому известному господину; 2) по профессиональному признаку: ...Тут наш достопочтимый представитель шоубизнеса говорит...; 3) обобщенные номинации (замена личного именования на название той организации или сообщества, которое представляет оппонент):...Сидящие напротив и СПС, и «Яблоко» проиграют эти выборы...и т.д. Намеренный отказ от «идентификации» речевого партнера - это своего рода демонстративное понижение его значимости. Использование таких номинаций сопровождается, как правило, акцентированной сменой адресации. Употребление высказываний такого рода по отношению к оппоненту является не только нарушением режима диалога, но и сигналом того, что говорящий намеренно игнорирует своего фактического адресата, стремится к максимальному дистанцированию от оппонента, к понижению его статуса в глазах публики.

  Таким образом, смысловые способы создания коммуникативного дисбаланса можно свести к ряду обобщения. По мнению говорящего, речевой партнер не имеет «права на речь», т.к. он:  а) профессионально некомпетентен; б) не обладает достаточной коммуникативной компетентностью; в) сообщает неистинную информацию; г) не обладает должным авторитетом и потому не имеет права на идентифицирующее обозначение.

  Установка на захват речевого пространства может также осуществляться через структурно-смысловое нарушение речевого процесса. Борьба за речевую инициативу осуществляется в этом случае как речевая интервенция. Данное коммуникативное намерение реализуется как на структурном, так и на смысловом уровне. Перебивания, перехваты речевого хода, использование структурно-смысловых единиц, не свойственных данному типу диалога, направлены на то, чтобы вызвать замешательство оппонента. При этом дискредитация речевого партнера может происходить и на содержательном уровне внеочередного высказывания. Перехват речевого хода обусловлен намерением сбить программу коммуникации и тем самым получить коммуникативное преимущество. Содержание вмешательного (интервентного) высказывания несет двойную позицию адресанта: 1) выразить прямо или косвенно отношение к адресату и 2) реструктурировать диалог, захватив в нем «место под солнцем». Например: Е. Ханга - гостю программы: Вот вы встречаете девушку. Что вы делаете? - Е. Ищеева: Я знаю! Достает тут же кошелек  (Принцип домино, 24.12.02).

Таким образом, коммуникативно-прагматический анализ речевой агрессии на материале публичного дискурса позволил увидеть проблемы современной речевой практики. Вместе с тем на примере вполне конкретного материала мы попытались показать, что речевая агрессия - особый тип речевого поведения, который, в принципе, может осуществляться в любом типе дискурса, в любом речевом жанре.

Литература

  • 1. Воронцова Т.А. Речевая агрессия: вторжение в коммуникативное пространство. - Ижевск : Издательский дом «Удмуртский университет», 2006. - 252 с.
  • 2. Гудкова Л.Д. Социологический опрос, ноябрь 2005 г. отдел социально-политических исследований Левада-Центра. "Независимая", 26 декабря 2005 г.
  • 3. Диагностика толерантности в средствах массовой информации. Под ред. В.К. Мальковой. М., ИЭА РАН. 2002. - С.105.
  • 4. Кокорина Е.В. Стилистический облик оппозиционной прессы // Русский язык конца ХХ столетия (1985-1995). - М., 1996. - С. 409-426;
  • 5. Речевая агрессия и гуманизация общения в средствах массовой информации. Екатеринбург, 1997. - 117 с.;
  • 6. Сковородников А.П. Языковое насилие в современной российской прессе // Теоретические и прикладные аспекты речевого общения. Научно-методический бюллетень. Красноярск-Ачинск, 1997. - Вып. 2.
  • 7. Солдатова Г., Шайгерова Л. Комплекс превосходства и формы интолерантности // Век толерантности. 2001, №2 -С.2-10.

Заявка на участие в конференции

Фамилия  Имя Отчество

Глебов Виктор Васильевич

Родионова Ольга Михайловна

Место работы (учебы)

экологический факультет Российского университета дружбы народов

Должность

доцент кафедры экологии человека

Зав.кафедры, доцент кафедры экологии человека

Ученая степень, звание

к.психол н.

к.м.н.

Почтовый адрес с индексом

119234, Москва, Ленинские горы, 1, сектор Г-507

Контактный телефон

8-926-275-3960

Факс

8-(495)-9528901

Адрес электронной почты

vg44@rambler.ru

Название секции (форума, семинара, круглого стола), в работе которой (которого) предполагается Ваше участие;

2. Проблемы межкультурной коммуникации.
3. Речевое общение и его прагмалингвистические характеристики

Форма участия в конференции выступление или публикация тезисов [очное, заочное]

Публикация, очное

Необходимые для выступления технические средства

нет

Тема  доклада

ОСОБЕННОСТИ РЕЧЕВОЙ АГРЕССИИ

Количество экземпляров сборника

2

 

 

опрос

Как Вы узнаете о новых нормативах?

Copyright © 2006 РОСТ
All Rights Reserved